25 ноября 2017 года в 18 ч. в Доме учёных состоится концерт «Время наших песен» при участии КСП «Поиск», известных российских бардов.


Здравствуйте, дорогие друзья!

 В очередной раз закончился очередной Зимородок. На этот раз – тринадцатый. Кто-то считает, что это число счастливое, кто-то, что оно приносит несчастья.

Мне не удалось побывать на этом Зимородке, хотя в подготовке к нему я потратил немало сил. Вся печатная продукция висела на мне. Немного помогал Володя Тиунов. Когда я, усталый, приходил с работы, он с помощью своего энтузиазма и пива вдохновлял меня на новые подвиги. Так появились на свет буклет, значек, диплом, благодарственное письмо, аудиокассеты и первый в истории КСП «Поиск» компакт-диск. Где бы это все было, если бы не пиво! :-) Скоро я планирую поместить на своем сайте избранные песни с этого диска.

Татьяна Рублева, корреспондент газеты «Сегодня» на Зимородке побывала. И ее посещение вылилось в письмо, которое она мне выслала мне. Его-то я и публикую в качестве отчета о прошедшем фестивале. Но вообще-то фестиваль был не в Арзамасе, а в МДОУ «Березка» (пионерский лагерь), который относится к Сарову.

Вообще-то письма продолжают поступать. Ловодя Тиунофф, почитав все это, клятвенно ударил себя пяткой в грудь и пообещал написать ответ. Так что ждте, через три года будет ответ. А пока читайте:

«Зимородок» перерос свои собственные запросы, ТАТЬЯНА РУБЛЕВА, Москва

За что я обижен на «Зимородок–2001», АНТОН ТРОФИМОВ, Москва

Фестиваль спасёт альтернатива, ВИТАЛИЙ КУЛЬБАКИН, Нижний Новгород


Здравствуйте.

Прошли две недели после окончания фестиваля «Зимородок» в Арзамасе. Впечатления улеглись и вылились в две статьи, одна из которых является логическим продолжением другой. Предлагаем включиться и продолжить обмен мнениями.

С уважением, Татьяна Рублева, корреспондент газеты «Сегодня»

«Зимородок» перерос свои собственные запросы

ТАТЬЯНА РУБЛЕВА, МОСКВА

В холле одного их корпусов поет лауреатка прошлых конкурсов. Поет свои светлые, динамичные, то веселые, то с грустинкой песенки. Обаятельна, уверенна в себе, мила. Вокруг нее тут же образуется стайка почитательниц, которые тянутся навстречу с магнитофонами. Чувствуется, что она ? прообраз успеха для многих. Вслушиваюсь в слова... Увы, штампы и банальности. На следующий день от таких песенок не останется в памяти ни одного образа. А слушательницы все прибывают, плотненько сидят вокруг на ручках кресел, и на полу, уже толпятся у входа, восторженно перешептываясь.

Минут через пятнадцать начинаю намечать себе путь к отступлению. И вдруг в затянувшуюся паузу вклинивается мужик с бородой, все это время молча просидевший в обнимку с гитарой в углу. И поет «Ты качала»... Жуков звучит, как вызов. Сразу слетает флер легковесных песенок, кажется, даже освещение в комнате меняется. Явственно чувствуется смятение в рядах слушателей. Кто-то раздосадован сменой настроя, а кто-то оживился, в глазах заблестел острый интерес: что-то будет дальше, чем кончится этот поединок. Поудобнее устраиваюсь и я. Мне уже уходить не хочется.
Песня не для всех

Впрочем, как выяснилось, лауреатство девушки было ничуть не случайным. Решение жюри это подтвердило. Побеждали не те, чье творчество интересно, самостоятельно, а те, кто сумел вписаться в фестивальную струю.

Если бы тот же Жуков не был известным автором, он вполне мог бы оказаться за пределами финального концерта «Зимородка». Как сказал один из молодых членов жюри, «не ищите логики в работе жюри, – ее быть не может». Поэтому так недоуменно реагировал зал на группы девочек, совершенно одинаковых, скроенных по типу «Spice Girls», безликих и с безликим репертуаром. Одна за другой миловидные девочки-подростки пели на сказочно-погодно-дорожные темы. Потом выступил авторский дуэт, песни которого выбивались из общей романтично-легковесной струи. Они звучали совсем по-другому. Хлестко, звеняще, как будто играли не на гитарах, а на открытых нервах. В этих песнях были свет, боль, отчаяние и надежда. Надо, наверное, выделить номинацию Зпесня не для всехИ, но не отметить этот дуэт нельзя! Они не прошли в финальный концерт. Не вписались в настроение... Впрочем, еще на мастерских им втолковывали ведущие: «Да, сильно, да, хлестко. Но не рассчитывайте, что здесь вы будете поняты. Не ваш это фестиваль!». А у жюри, похоже, была четкая рекомендация: выдвигать в финальный концерт молодых и начинающих. Зачем тогда заявлять верхнюю возрастную границу до 30 лет? Похоже, этим противоречием организаторы фестиваля сами загнали себя в ловушку.
Не кумиром единым

Лауреатке, о которой я написала, повезло. У нее, при всей спорности того, что она делает, нашлись свои слушатели. Мне пришлось наблюдать во время фестиваля и прямо противоположную картину. Человек, приехавший среди гостей, достаточно известный и популярный автор, настолько некрасиво выступил, демонстрируя явное пренебрежением к слушателям, что лишился их. Его просто наказали, не став слушать.

Вокруг свечей, стоящих на полу как прообраз костра, расположился народ – кто сидя, кто лежа. У некоторых в руках кружки с чаем – початая бутылка водки, стоящая в центре, явно не пользуется спросом. Несколько гитар в комнате вступают по очереди, ассоциативно, продолжая заданный настрой: Мирзоян, Луферов, Жуков, Слабиков, чьи-то собственные песни... Настрой задают ребята из Владимира, которые днем вели мастерскую. (Кстати, очень хорошо вели – ни слова пустой придирки, все очень доброжелательно и все по делу.)

Мечутся тени по стене, дрожит огонек свечки, раскрываются души. Через час заглянул на огонек мэтр. Ему тут же передали гитару. Народ потянулся с магнитофоном – как же, такие люди! Мэтр запел свои песни, заводные, с крепким словцом, оставив без внимания лирический настрой окружающих. Поначалу слушали с интересом, потом начали утомляться. Минут через сорок ряды слушателей стали редеть. Встали и зачехлили гитары ребята из Владимира: «Ну, мы рядом с тобой просто пацаны...».

Через час мэтр стал читать свои стихи, обильно пересыпанные неформальной лексикой. На втором часу вокруг осталось всего несколько слушателей. В три часа ночи мэтра попросту попросили освободить занимаемую пенку и гитару, сославшись на то, что хозяин того и другого отправляется спать.

Оказалось, что подавляющее большинство приехавших ? люди самостоятельно мыслящие, прекрасно чувствующие пошлость, не склонные к созданию кумиров. И, кстати, доросшие до серьезного творчества. В кулуарах можно было увидеть значительно больше творческих, интересных людей, чем вместил в себя финальный концерт.
А бойся единственно только того, кто скажет: «Я знаю, как надо...»

Пока жюри два дня безвылазно прослушивало участников конкурса, в холлах корпусов, комнатах и баре шла напряженнейшая жизнь. Здесь все, кто приехал не в качестве «хвоста», репетировали, готовились к конкурсу, волновались, подбадривали, выступали, обсуждали свою и чужую работу, знакомились, обменивались адресами, планировали будущие встречи. В баре народ просто веселился: звучало что-нибудь залихватски-оральное, раскрасневшиеся исполнители прихлебывали пиво, утопая в клубах табачного дыма.

Ну, а в целом фестиваль был большой работой и большой удачей для многих. Хороши были мастерские. Не все, но большинство. Исключение составляли те немногие, где ведущие слишком стремились покрасоваться. Тогда содержательный разговор заменялся отобранной гитарой: «смотри, как надо...» Но в большинстве случаев люди действительно работали. И тогда можно было видеть, как автор вместе с «мастером» на ходу перекраивают текст песен, как образы становятся отточенными, а расположившиеся вокруг слушатели от созерцания переходят к активному участию в создании Песни. Как уверенные в себе исполнители, признав изъян, отправляются продумывать песню по-новому.

Хочется, правда, заметить еще одну грустную вещь. Чаще, чем нужно, светились глаза новичков с бьющейся в них мыслью: «Я понял, как надо!». В том-то и дело, что не для этого собрались на «Зимородке» те, кто умеет и хочет уметь – обменяться своими взглядами, а не парадигмами, мнениями, а не отлитыми в металл штампами. Потому что должно быть не как НАДО, а как МОЖНО. Про как НАДО – это еще у Галича сказано: «А бойся единственно только того, кто скажет: «Я знаю, как надо...»

P.S. На самом деле, фестиваль был яркий, праздничный, все участники настроены доброжелательно друг к другу, без конкурентной пристальности. Это очень приятно. То, что текст отчасти носит критический характер, продиктовано неким стереотипом. Когда все хорошо – это норма. Когда замечаешь что-то, что серьезно омрачает это «хорошо», хочется, чтобы было лучше. Мой электронный адрес оставляю для всех, кто захочет ответить: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.


За что я обижен на «Зимородок–2001»

АНТОН ТРОФИМОВ, МОСКВА

Сразу оговорюсь: когда я писал эти сумбурные заметки, мною двигало отнюдь не обостренное чувство справедливости и не личная обида (вынесенное в заглавие этих записок – в немалой степени лукавство, дань журналистской традиции привлекать внимание заголовком). Я, автор-исполнитель Антон Трофимов, нынешней зимой стал лауреатом «Зимородка», и испытываю искреннюю благодарность к людям, принявшим такое решение. Но дело не в титулах, хотя они приятны и заставляют испытывать гордость за то дело, которому я отдаю немалый кусок свей души. И не в том, что я – говорю это совершенно откровенно – перестал в какой-то мере испытывать сомнения: «А нужно ли то, что я делаю, кому-то, кроме меня и моих друзей?». Дело в том, что множество людей, которые в иных обстоятельствам могли бы испытать все те же чувства, что и я, сегодня их не испытывают. Потому, на мой взгляд, что такой возможности им не дал фестиваль.

Прежде чем высказать, почему я пришел именно к такому выводу, хочу раз и навсегда заверить читателей и особенно тех, чьим тяжелым трудом готовился и проводился «Зимородок-2001»: я вернулся в Москву с праздника. И ни в коей мере не желаю бросить тень на «Зимородок» – это один из лучших фестивалей, которые я видел за все 12 лет своего КСПшного стажа. Но, по-моему, его можно сделать еще лучше и еще глубже. Так и появились на свет эти записки – как попытка поделиться своими соображениями на этот счет.
«Сверим наши песни» (В. Ланцберг)

Мы много говорим сегодня об опопсении авторской песни, а ведь «ансамблевые» (да и некоторые авторские) результаты «Зимородка», не в обиду его организаторам будет сказано, служат ИМЕННО и ТОЛЬКО укреплению этой попсовой тенденции. «Пусть не так много смысла, пусть песня запета, исполнена до них тысячу раз и гораздо лучше, но зато они молодые, голоса у них звонкие и чистые, а четверти и восьмые они так грамотно пропевают!», – я утрирую, но, по-моему, именно такие соображения уважаемого жюри позволили выйти на сцену конкурсного концерта (а потом и в лауреаты) доброй половине участников. Которые, если говорить откровенно, вызывали ассоциации в первую очередь не с авторской песней, а со знаменитыми «Спайс Гелз».

Люди приезжают на фестиваль не только за общением – у старых КСПшников есть такая примета: если с фестиваля (слета и т.п.) не привез как минимум пять-шесть новых имен – значит, съездил впустую. Может быть, это снобизм, но я не запомнил НИ ОДНОГО ансамбля, выступившего на сцене конкурсного концерта. И, пардон, записей КСПшных «перчинок» мне и даром не надо! А самых интересных я искал (и с трудом находил) только по наитию и на мастерских – в концерте их было ой как мало.

Получается, что на фестиваль приезжают в основном люди ДУМАЮЩИЕ (по определению Булата Окуджавы, авторская песня – это думающая песня для думающих людей), а побеждают УМЕЮЩИЕ – умеющие в первую очередь выбрать, причем не то, что пусть нравится немногим, но сильно и интересно, а то, что НАВЕРНЯКА ПРОЙДЕТ через жюри. То есть – продукт МАССОВЫЙ, попсовый. Нам этого надо?
«А судьи кто?» (А. Грибоедов)

Повторюсь: я не в претензии к жюри – оно делало свою работу, и делало ее неплохо. Но, по-моему, жюри может отбирать в лучшем случае ПОЛОВИНУ номеров на конкурсный концерт. Все остальное ОБЯЗАНЫ представлять мастерские. В Ульяновске на юношеском фестивале (по крайней мере, в 1987-1993 гг.) в первом круге отбора ВООБЩЕ НЕ БЫЛО жюри – только творческие мастерские, выдвигавшее соискателей на конкурсный концерт. Вот там их оценивало уже жюри, но не стороннее, а собранное из тех же РУКОВОДИТЕЛЕЙ МАСТЕРСКИХ и членов оргкомитета фестиваля.

Предвижу возражение: «Как же так можно, ведь руководители мастерских, естественно, постараются выдвинуть своих товарищей-земляков и с пеной у рта будут отстаивать своих номинантов!». Что ж, этого нетрудно избежать, если поставить ведущим творческие мастерские твердое условие: представители делегации из одного города НЕ ИМЕЮТ ПРАВА выходить на мастерские, которые ведут их товарищи. А чтобы оценка конкурсного концерта была объективной, в состав жюри этого этапа можно включить известных авторов (исполнителей, руководителей гитарных школ etc.) – чтобы подвергали критике решения мастерских.

А уж если жюри предоставляется МОНОПОЛЬНОЕ право отбора конкурсантов, оно должно быть УВАЖАЕМЫМ, и не только в местном клубе (это, кстати, тоже касается вопроса о протекции) – чтобы его оценка действительно что-то значила для выступающего. То есть, как мне кажется, входить в него должны люди, которых даже впервые приехавший на фестиваль может опознать – если не в лицо или по голосу, то хотя бы по имени. А так мне лично на «Зимородке-2001» были куда важнее те оценки, что я услышал на мастерских – я имел возможность увидеть, как они возникали. К тому же я могу составить представление о людях, прежде мне неизвестных, на основе впечатления от того, как они ведут мастерские. В противном случае мы обречены за дверями зала, где ведет прослушивание Большое Жюри, слышать такие разговоры: «Кто там сейчас? А-а, ЭТИ... Не, к ним не ходи – зарубят. А ТЕ будут?.. Во, к ним-то и надо: им ТАКИЕ песни нравятся, я еще в прошлый раз проверил(а)!..» Не знаю, как кого, а меня такие разговоры расстраивают и настораживают.
«Мой мальчик, теперь твоя тема...» (Г.Жуков)

На мой взгляд, отданный матерским приоритет позволит решить еще одну проблему: подтянуть участников конкурсного концерта до ПРИЕМЛЕМОГО уровня выступления. Именно выступления, а не исполнения – думаю, многим знакома ситуация, когда человек, которого ты с удовольствием слушал в кулуарах, выйдя на сцену, внезапно теряет голос и умение владеть гитарой. А ведь избежать этого нетрудно. Достаточно в промежутке между мастерскими и конкурсным концертом, а также межу конкурсным и финальными концертами проводить мини-мастерские для их участников – что-то вроде подготовки к выступлению. В конце-концов, хотя бы для того, чтобы не выходили на сцену конкурсного концерта (!) участники с расстроенной гитарой и фальшиво звучащей флейтой (те, кто сидел во время конкурсного концерта «Зимородка-2001» в зале, наверняка вспомнят, о чем я говорю). Все равно ведь люди, полагающие, что они стали участниками конкурсного концерта, тратили свое время на репетиции – но не всегда рядом с ними оказывались те, кто мог дать какой-то ценный совет, указать на ошибку. Я не беру в расчет друзей – они на такие советы и указания НЕ СПОСОБНЫ по определению.

Но это значит, что списки прошедших на каждый очередной этап надо вывешивать не за 5 МИНУТ до концерта, а за ПОЛТОРА-ДВА ЧАСА. Не хватает людей для подведения итогов? Давайте бросим клич, и желающие помочь наверняка найдутся – хотя бы потому, что каждому хочется порадовать своего товарища преждевременной радостной вестью! Кроме того, участие в мини-мастерских можно сделать необязательным: каждый, кто захочет, сможет подойти в назначенное время к ведущим своей мастерский и спросить у них совета. Таких будет в лучшем случае половина, если не треть от общего числа – по опыту знаю.

Или тоже выход. Если установить для творческих мастерских жесткую квоту – допустим, 7 участников мастерской, которых выдвигают на конкурсный концерт, то к концу работы их руководители будут точно знать, кого они двигают. Вот пусть и потратят немного своего времени, чтобы этим людям обо всех тонкостях рассказать и советы нужные дать. Да их выступающие после этого на руках носить будут!
«Тех, что считали итоги, кляня...» (В. Ланцберг)

В свое время, когда некая группа товарищей в Москве намеревалась провести второй юношеский фестиваль авторской песни, один из старших товарищей сказал ей: «Ребята, вы так много всего напланировали – а вы сможете все это сделать? Надо выполнять то, что заявлено, а не то, что получилось выполнить». Этот совет оказался пророческим: фестиваль не получился ИМЕННО по этой причине. Это я к чему? К тому, что, как мне кажется, ВСЕ объявленные в Положении фестиваля номинации ДОЛЖНЫ БЫТЬ сохранены и названы! Была на «Зимородке-2001» обещана номинация «Приз зрительских симпатий» – где же она? Или, может, ее объявляли отдельно от подведения итогов конкурса? А ведь с ее помощью, наверное, можно было поддержать, дать возможность выйти на сцену людям со слабыми вокальными данными или аккомпанементом, но с сильными песнями.

Правда, для того, чтобы сохранились все номинации, необходима одна очень важная вещь: проработка СИСТЕМЫ отбора претендентов на эти номинации. Ее-то как раз и не было. Заявлены две возрастных номинации – значит, надо давать два финальных концерта. Тогда начинающие будут избавлены от неприятных для них сравнений с сильными взрослыми (потому-то и сильными, что взрослыми), а взрослые (относительно, конечно – что такое 30 лет?) – от «звездной болезни»: «Это что за мелочь пузатая рядом со мной, таким МЭТРовым, на сцене делает?». Заявлен «Приз зрительских симпатий» – нужны зрительские анкеты (ведь не по силе же аплодисментов судить, насколько песня или автор понравились?!), люди, которые их обработают, время на их заполнение и т.п.

Понятно, что все опять упирается в нехватку людей – при тех ресурсах, что были у «Поиска», фестиваль проведен просто прекрасно. Но, боюсь, тем, кто уехал из «Березки» с горечью в душе и ощущением обманутых надежд, от этого не легче...

P.S. Я осознанно не назвал в этих заметках ни одного имени: кого-то просто не запомнил, а кого-то обижать не хочется – все-таки это ОЧЕНЬ ЛИЧНЫЕ соображения. Но те, кто хотел бы задать автору этих строк какие-либо вопросы, всегда могут это сделать. Например, на следующем «Зимородке» – я на него обязательно собираюсь. Или заочно – по электронной почте Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. : обещаю, что отвечу на все письма.


ВИТАЛИЙ КУЛЬБАКИН, Нижний Новгород

Прошел почти месяц с того дня, как мы в очередной раз погрузились в автобусы и покинули «Березку». И вот уже и штыки затупились, и даже порох слегка – того – отсырел, но неизменно возвращаясь к зимородошным событиям, вспоминаю слова Миши Кукулевича:

ФЕСТИВАЛЬ СПАСЕТ АЛЬТЕРНАТИВА

Фраза эта была адресована Второму каналу Грушинского, и имела продолжение примерно такого толка: если Груше не хватит 2-го канала, то сам собой заведется третий, четвертый и т.д. Вот оно! Не «откроют» а «сам собой» возникнет, откроется, заведется. Под напором общественного мнения. Потому что иначе никак.
Ты куда бежишь, кораблик? (Ю. Устинов)

Наблюдая далеко не объективным взглядом историю фестиваля (а я считаю «Зимородок» «своим» фестивалем – я приехал в «Березку» первый раз в 94-м совсем зеленым юнцом, там меня «сделали» автором (огролмное спасибо Сергею Каплану и Вале Юрьеву) и вот уже третий год как я сам мастерю), замечаю две хорошо выраженные тенденции. Первая: год от года организация (читай – бюрократический механизм) становится все более и более изощренной и направленной на ОБЕСПЕЧЕНИЕ (порядка, жилья, спокойного сна для пожилых и младенцев и т.д.). Сюда же можно отнести и компьютеризацию всея Зимородка вплоть до автоматического подсчета голосов Большого Жюри. Вторая: качество финального концерта падает год от года все ниже и ниже... Причем обе тенденции замечательно кореллируются, и заметно невооруженным взглядом (а ребята из Оргкомитета даже «вооружены» соответствующим статистическим софтом), что причину провала лауреатских концертов следует искать именно в усложнении системы.
Помнишь, как раньше... (Д. Милич)

Итак, с 94 по 99 включительно на «Зимородке» существовала следующая схема жюрения: 3-4 мастерские по 2-3 мастера в каждой совмещали в себе функции собственно творческой мастерской и предварительного прослушивания. Конкурсанты могли сами выбрать себе мастеров «по вкусу» или пробежаться по всем возможным. После тяжелого трудового дня (а фестиваль тогда начинался с пятницы, а не с четверга, как теперь), члены ТМ собирались вместе и по своим записям (и не остывшим еще впечатлениям) составляли программу концерта. Ругались, передавали друг другу номинантов, отбирали себе в отделение покруче и поувесистей... и в конце концов приходили к консенсусу сообща. Потом – концерт. Каждая мастерская несла ответственность перед зрителем за отобранных на микрофон конкурсантов. Финал судили те же мастера плюс орги.

Год 2000 принес нововведение – Большое Жюри и компьютерную обработку результатов. В финальном жюри – руководители мастерских + орги + Большие Гости, которые за работу в мастерской просили Большие Деньги и, по видимому, бывшие посланными... Качество финала было какественным, но терпимым, однако мастера не раз проехались «добрым словом» по Большому Жюри как в кулуарах, так и на Круглом столе. Не в коня корм, однако.
Лучше бы, конечно, солнце, утро... (В. Ланцберг)

И, наконец, 2001. В мастерских – мастера, в Большом Жюри – те, кто был отозван с мастерских оргкомитетовским «НАДО» и «кое-что еще, о чем сказать бы надо...» В Великом Жюри – орги, и, видимо для представительства Москвы и Питера, – полный состав одной исполнительской мастерской – 2 человека. На фестивале АВТОРСКОЙ песни из семи Великих Членов – два автора!!! На фестивале ВСЕРОССИЙСКОГО уровня – 5 Великих Членов из Сарова!!!

Простите меня, ребята, игравшие в финальном концерте, я ушел в бар, прослушав песен этак 5-7. С девушкой. Скучно мне стало, тоскливо. Оргкомитет милостиво позволил каждой мастерской независимо от решения БЖ выдвинуть аж ОДИН номер в концерт. Автор, по мнению нашей мастерской, – лучший за два дня работы, попал в финал именно благодаря этому голосу. А еще пара-тройка ребят, которых мы отметили, как вполне достойных сцены, вообще на нее не попали. Зато прошли номера слабые, попсовые или откровенно подражательные. НУ КАК нам работать, если, как показывает практика, мы указываем автору на ошибку и вместе ищем пути к ее разрешению, а на Большом этот минус мог бы стать плюсом?
Тут всю систему надо менять! (из анекдота)

Вернусь к началу. Фестиваль должен спасаться альтернативой. И «Зимородок» – не исключение. Если есть у оргов какие-то нам неизвестные императивы, пусть они останутся при привычной уже схеме. Я предлагаю членам мастерских (а «Зимородок», кроме приглашенных Мастеров, воспитал за долгие годы существования своих, доморощенных) учредить на фестивале альтернативное жюри, которое будет отбирать как в старые добрые времена ребят в отдельный небольшой (часа, думаю, должно хватить за глаза) концерт, в котором все участники будут отмечены без дальнейшей дифференциации на лауреатов и дипломантов. И каждая ТМ будет нести ответственность за своих питомцев, подготовит их именно к этому концерту, а не к прослушиванию на БЖ. И от оргкомитетчиков нам нужно всего лишь час в сетке вечера, тот час, когда Великие делят слонов на всех, по их мнению, достойных.

Сегодня быть лауреатом 2-го канала Груши в определенных кругах почетнее, чем 1-го, кто знает, может быть через пару лет фавориты Жюри Мастерских Зимородка тоже будут котироваться выше официальных лауреатов?

 Пишите Фоксу: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.