22 августа 2018 в 19:00 в библиотеке г.Арзамас состоится концерт, посвящённый А.М. Витлиной «Я не прощаюсь...». Вход свободный


При фамилии Иващенко у людей, увлеченных бардовской песней, лицо само по себе расплывается в улыбке. Ну кто же не слышал зажигательных песен дуэта «Иваси»! В кругу театралов Алексей Иващенко – уважаемый продюсер российских мюзиклов. В кругу мультипликаторов и киношников – талантливый актер, между прочим, озвучивший десятки персонажей. В кругу джазменов – брат по духу, хотя сам не джазовый человек! Да кто же он, этот многоликий Алексей Иващенко?
Сам Алексей Игоревич себе никаких определений не дает. Зачем? Пусть музыкальные критики копаются в талмудах и объясняют сами себе жанры, течения, направления. А он – человек, который любит петь. Ну, и конечно, сочинять. Выдумывать. Креативить. Одним словом, жить на полную катушку.

В минувшую субботу Алексей Игоревич вышел на сцену Дома ученых в компании молодых, но опытных музыкантов Татьяны Лариной (флейта), Александра Родовского (гитара) и Анатолия Кожаева (контрабас). Вместе – «Волшебные люди», замечательный творческий союз единомышленников.
– Первый и до сегодняшнего дня последний раз я был в вашем городе в 1995 году, вместе с Георгием Васильевым. Какой кошмар: вы представляете, это было в прошлом тысячелетии! – именно с этих слов Алексей Игоревич начал свое выступление в Доме Ученых.
Звучали не только новые, но и старые, всеми любимые песни. Поверьте, ни один человек в тот вечер не ушел домой с плохим настроением. Было только сожаление: мало! Ну, что ж, может, надо чаще встречаться?
– Вы – путаник, Алексей Игоревич. Мы же взрослые люди и знаем: авторская песня – это человек с гитарой. А вы – то один, то вдвоем, то квартетом, то с оркестром. То у вас «гнездо глухаря», то «Волшебные люди». То свои песни поете, то вдруг переводите с португальского мировой хит – босанову «Девушка из Ипанемы». Вот как теперь объяснить зрителям, что это такое – авторская песня?
– А вы и не объясняйте. Сами разберутся. Я думаю, у авторской песни нет и не должно быть рамок. Когда мы с Георгием только начали петь песни, нас буквально за руку втащили в этот мир Татьяна и Сергей Никитины. По сути, они познакомили нас с авторской песней, со многими талантливейшими людьми. Так вот, я запомнил их слова: «Неважно, что ты делаешь и в каком музыкальном стиле. Важно понимать художественные принципы и основы, знать, на чем авторская песня строится». Важно ощущение «наших» людей, понимаете? Я могу уверенно сказать, что никогда и ни за что не стану слушать отечественную поп-музыку не из высокомерия, пренебрежения или чего-то иного, а только потому, что это не наши люди.
Для кого мы делаем авторскую песню? Для «наших», чтобы им было что слушать, чтобы им было хорошо.
– Если представить вашу творческую жизнь в виде некоего графика, то линия будет исключительно ломаной: вот в этой точке – песни, вот в этой – актерская профессия, вот здесь – продюсерство. А сейчас в какой точке этого графика вы находитесь?
– Однозначно: в литературной! Такое замечательное время настало, когда я могу кормить семью благодаря тому, что пишу тексты. Представьте: примерно половина русского текста великого мюзикла «Звуки музыки» написана мной, весь русский текст мюзикла «Русалочка», который идет в Москве уже второй год, – мной, а еще четыре ледовых шоу, два из них на музыку П.И.Чайковского, плюс я писал тексты «Волшебника из страны Оз». Все это были успешные (даже слова другого подобрать не могу) проекты. Это действительно был успех: люди огромными толпами шли на выступления. Все получилось! Моя дочь, Маша (тоже актриса), как и я, очень скептически смотрит на мир. Я был абсолютно счастлив, когда она пришла ко мне и сказала: «Пап, хорошо! Получилось!» Для меня она – самый главный критик.
Сейчас в Москве уже назначена дата осенней премьеры российской версии мюзикла Эндрю Ллойда Вебера «Призрак оперы». Предстоит огромнейшая полугодовая работа с текстами. Сейчас у меня такой отрезок жизни – тексты, тексты, тексты( На самом деле, это прекрасно: я могу работать дома, на диване, переворачиваясь изредка с бока на бок…
– Ну да, учитывая, что впереди у вас гастроли: две напряженные недели в Германии…
– …А потом целых полтора месяца Америка и Канада! Хотя грех жаловаться, конечно. Хуже, когда действительно – диван и белый потолок.
– Раз уж заговорили про мюзиклы, объясните: почему на Бродвее они идут по 25 лет, а в России и года порой не выдерживают?
– Ну, во-первых, Нью-Йорк и Лондон – не просто огромные города, а прежде всего огромные театральные площадки, куда стекаются сотни и тысячи туристов, чтобы увидеть то, что они не смогут увидеть больше нигде и никогда. Во-вторых, это определенные культурные традиции. Мы воспитаны на музыкальных спектаклях, и сам термин «мюзикл» воспринимаем с пренебрежением: развлечение, танцульки, ничего духовного. Ну, так сложилось. Хотя те же самые «Отверженные» – грандиозная музыкальная драма! Это в России в зале может сидеть всего 8-10 человек, а во всем мире на спектакль просто невозможно попасть, не смотря на то, что он на протяжении 27 лет идет в ежедневном режиме.
– С другой стороны, рок-опера Рыбникова «Юнона и Авось» на сцене Ленкома прописалась тридцать лет назад, и все так же собирает залы!
– Нет, это вещи несравнимые. При всем уважении, наша «Юнона и Авось» даже рядом не стояла – она идет всего два раза в месяц, а те же «Отверженные» на Бродвее – 33! Стоит ли отказываться от постановки мюзиклов в России? На мой взгляд, нет. Нужно работать планомерно, чтобы новый для нас жанр прижился, укоренился.
– Последнее время вы окружены молодыми музыкантами и исполнителями. Вам интересно с ними? Они же совсем другие!
– Да! И в этом смысл! Те же «Волшебные люди» – не просто молодежь. Они молодые только по возрасту, но в своем деле уже мастера. Другая замечательная компания еще более молода, совсем юна – Леша Хомчик, Юра Лобиков, моя дочь, Маша Иващенко, вместе – проект «Второе дыхание». Мне абсолютно комфортно с ними именно потому, что у них совершенно иной взгляд на мир, они думают по-другому. Нельзя останавливаться в какой-то временной или возрастной точке, замирать. Надо шагать вперед.
Примерно полгода назад я наткнулся на одно интересное интервью, герой которого выдвинул любопытную теорию. Раз в 2–3 года человек, условно говоря, садится на мостик, болтает ногами и спрашивает себя: куда же за прошедшие 2-3 года эти самые ноги меня привели? К успеху? Все получается? Отлично! Значит, пора все бросать и начинать заново!
И я с этим героем полностью согласен. Успех не будет ощущаться, если он есть всегда, каждый день. К успеху нужно идти постоянно. Живой пример – наша эстрада. Люди по 20-30 лет выходят на сцену и преподносят зрителю одно и то же. Их уже видеть невозможно! Постоянно одна и та же программа, одна и та же техника, один и тот же подход к делу. Кому это интересно? Нет, кому-то, конечно, интересно. Но не мне! Нужно менять все: стилистику, настроения, жанры, проекты(Пусть лучше каждый раз все будет разным, другим. Согласитесь, так намного интереснее.)
– Откройте нам секрет вашего неистощимого, буквально-таки непобедимого оптимизма.
– Пожалуйста: я… страшный пессимист! У меня жуткий характер и негативный взгляд на вещи, моя жена уже вешается от меня. Это в моем характере – по пути к какой-то двери какого-то учреждения сказать: «Они, конечно, сегодня закрыты». Когда мы с женой едем, например, в магазин, я постоянно причитаю: «Сейчас приедем, а там не работает никто, только зря смотаемся и время потратим». Если набираю телефонный номер, непременно начну ворчать, что дозвониться вечно невозможно. Я всегда такой, окружающим со мной очень непросто.
Однако дверь оказывается открытой, магазин работает, а на другом конце провода звучит бодрое «алло». Вот тогда во мне и просыпается оптимист. Ура! Победа! Удачный день обеспечивает мне оптимистичный взгляд в будущее. И на сцене я тоже с удовольствием обнаруживаю, что жизнь прекрасна!

Александра Турусова. Опубликовано в газете «Новый город» №3 от 15 января 2014 г.