25 ноября 2017 года в 18 ч. в Доме учёных состоится концерт «Время наших песен» при участии КСП «Поиск», известных российских бардов.


Неожиданно позвонили и предложили выйти прогуляться в выходные на природу. Прямо сейчас, в пятницу вечером, собрать манатки – палатку, спальник, газовую горелку на всякий случай, жратву – и отъехать поздним вечером на электричке километров за сто или дальше. А потом, пройдя до соседней ветки железки, вернуться обратно воскресным вечером. А что? Нормальный поход выходного дня. Детей проветрить, чтоб не околели со скуки в городе. Компания проверенная, много лет общаемся. Спросил только вокзал, с которого отбываем и время. 

Вышли из электрички уже совсем в темноте на полустанке, название которого даже узнавать не стал. Надо отойти пару-тройку километров в сторону, поужинать, переночевать, а там видно будет. Штурман (тот, кто в этот раз планировал маршрут) пояснил, что в километре отсюда есть хороший лесной массив, к которому надо пройти через деревню. Ну, закинули рюкзаки на спины и потопали.
Вошли в деревню. Большая деревня, длинная. И полная собак. Брешут. Из-под ворот, из-за заборов, отдельно – группа сопровождающих, состав которой постоянно меняется. Женщины нервничают, за детей боятся.
– Мущщины! Сделайте что-нибудь!
– Сейчас, – откликнулся Сергей. – Вы идите вперед, я разберусь. 
Я тоже притормозил. Любопытно стало – как он нейтрализует целую деревню собак. Сергей скинул рюкзак и сделал несколько глубоких быстрых вдохов. Потом сделал небольшой полупоклон и, медленно разгибаясь, издал такой странный горловой рык, что у меня по всему телу волосы встали дыбом, а по спине прошла холодная волна мурашек. Я обнаружил, что стою, прикрывая причинное место руками. Группа, отошедшая на двадцать шагов, тоже встала. Было видно, как все озираются по сторонам и жмутся в кучу.
Через минуту до сознания дошло, что собак вокруг больше нет ни одной, а все остальные мертво молчат.
– Ни хрена себе! Это что было?
– Идемте, за ужином расскажу, – Сергей надел рюкзак и двинул в нужную сторону.
Пока шли через деревню, не видели и не слышали ни собак, ни кошек. Так и прошли насквозь в глубокой тишине. Дошли до места, поставили палатки, сварганили быстрый ужин. Налили по маленькой, не пьянства ради, а здоровья для, и выжидательно уставились на Сергея.
– Крупные кошки рычат на вдохе, это меня недавно просветила родственница жены, биолог с большим стажем, – начал Сергей.
– Как так? – не понял народ.
– Устройство дыхательного аппарата такое. У нас совсем по-другому, поэтому мы звуки издаем на выдохе. Отсюда принципиальная разница в изменении тона к концу. У нас повышается, а у них понижается, потому что объем легких увеличивается и резонансная частота уменьшается.
– Да? И что?
– Ну, ничего, в общем-то. Но любая живность рык льва или тигра отлично различает на слух за километры. А по тембру прекрасно определяет объем легких и, соответственно, примерный вес. Мы тоже различаем. Память предков. Сами ведь почувствовали?
Народ нестройно согласился и поежился.
– Тетка еще добавила, что мы так рычать не умеем. Зря она это сказала. Я три месяца убил, а научился. Немного неприятно, но терпимо. Зато результат.
Народ снова поежился и почувствовал необходимость хлопнуть еще по рюмашке.
– У них, кстати, объем легких относительно веса гораздо меньше, чем у нас. Поэтому собаки и испарились в момент. До сих пор, наверное, сидят по конурам, а самые сообразительные – на деревьях. Потому что получили четкое указание, что по деревне идет голодный котяра весом килограммов в двести пятьдесят-триста.